Является составной частью сайта GameIsArt.ru
 


D Dream Странные и загадочные сны.

Фантазия подсознания.

Источник творческого воображения.




Панель навигации






Одиночество и раскаянье ( 15.03.2011 )

         Яркий солнечный день. Мы все вместе играем на школьной площадке, ещё совсем юные. Приходит одна из учительниц и сообщает, что мне и ещё одному ученику пришла почта. Странно, но почтовое отделение, куда нас отвели, находилось прямо в здании школы, чуть правее от входа.
         Заходим вдвоём в это странное полуподвальное помещение, нам дают ключи от почтовых ячеек. Парень, пришедший со мной, открывает свой почтовый ящик, а там лежит… золото! Причем не в слитках, а в виде камней неправильной формы. Подумать только, настоящие золотые самородки прислали по почте! Вот это сумасшествие. Я открываю свою ячейку и вижу то же самое - ещё больше сияющих золотых самородков. Мы бы, наверное, долго стояли, уставившись на неизвестно откуда взявшееся золото, но женщина, заведующая этим помещением, стала нас поторапливать. У нас ничего с собой не было, поэтому мы сгребли всё причитающееся в охапку, и вышли.

         По дороге наверх парень жадными глазами рассматривал свою часть сокровищ. Чуть позже он повернулся ко мне и спросил: «Что ты будешь делать с этим?».
         Я: С золотом? Сейчас покажу друзьям, отдам каждому по чуть-чуть. Здесь на всех должно хватить.
         Он: Что?! Ты собрался его раздавать?!
         Я: Конечно! Мне так много не нужно.
         Он: Ну ты и простак. Это сейчас тебе кажется много, а растяни это на всю жизнь и получится как раз. А ещё можно немного оставить своим детям и внукам. Сейчас я научу тебя жизни… Вот смотри, когда подойдём к площадке, к тебе сразу же подбегут всё остальные и начнут клянчить твоё золото. Нам нужно всеми способами сохранить то, что мы получили. Самое главное – не поддаваться на их уговоры, не проявлять жалость. Без нашего согласия никто ничего не сможет у нас украсть, а если вдруг кто-то на это решится, он будет осужден всеми остальными. Закон общества на нашей стороне. Вообще, знаешь за что мы получили такую награду? За то, что мы особенные, мы лучше. Остальные этого не достойны. Ни в коем случае ничего никому не отдавай.
         Меня немного смутили его слишком взрослые серьезные слова. Он был чуть старше меня, выглядел уверенным, и похоже знал как нужно жить. Сам себя я чувствовал ещё маленьким ребёнком, никакой особенности в себе не чувствовал, но решил всё же последовать его совету, чтобы больше не выглядеть смешным.
         Мы подошли поближе. Парень встал в центр площадки, громогласно заявил, что теперь он сказочно богат и обращаться к нему нужно соответственно. После чего он спешно покинул площадку в неизвестном направлении. Я же уходить не хотел, я тоже хотел поделиться своим счастьем со всеми, но не в такой наглой манере. Как и ожидалось, меня облепили со всех сторон, всем было интересно, все хотели приблизиться ко мне как можно ближе. Самые ближние начинали просить отдать им по одному самородку, или хотя бы взять их подержать в руках. И мне самому очень сильно захотелось раздать большую часть своего золота. Оно занимало немного места, держать было удобно, но его вес всё больше и больше давил на меня. Я бы всё отдал, потому что понимал – сейчас мне станет даже легче от этого. Но в то же время в моей голове всё сильней и сильней звучали слова этого парня, запрещающего что либо отдавать. К этому добавилось собственное осознание: если потерплю сейчас, сдержу свои неправильные детские чувства, то моё отдалённое будущее будет счастливым и безоблачным. Кроме того меня успокаивало то, что моё не очень дружелюбное поведение всё же выглядело лучше наглости того парня.
         Прошло некоторое время. Я так ничего никому и не отдал. Люди всё ещё толпились вокруг, но их первоначальный интерес постепенно угасал. В какой-то момент всё вокруг начало двигаться нереально быстро. Наступил вечер. Мои ровесники стали привычно расходится по домам. За какие-то доли секунды я остался на площадке совсем один окутанный вечерним полумраком… И тут на меня накатила волна чувств: «Вот я дурак, остался совсем один. Я же мог поделиться золотом хотя бы с парой человек, они бы сейчас не оставили меня одного. Я же хотел этого, и я мог это сделать, я же совсем не жадный. Но что получилось в итоге? Я сделал так, как мне посоветовали «умные» люди. Побоялся быть обманутым и обобранным до нитки. Побоялся выглядеть наивным и глупым». Постепенно все чувства поутихли. Осталась только обида. Обида на всех вокруг, но по большей части, на самого себя и того парня, что подал дурной пример…
         Что же теперь делать? Ничего не остается, нужно идти домой, унести, наконец, эту опостылевшую груду булыжников.

         Я пошёл вперед, практически ничего не видя вокруг. Темнота устрашающе надвигалась на меня, страх начал закрадываться в душу. Ровная дорога постепенно покрылась кочками, корягами и прочими препятствиями, которых не было видно в темноте. В очередной раз споткнувшись, я вдруг задумался: «А откуда здесь всё это? Домой я должен был дойти по асфальтированной дороге, которая длинной не больше километра. Ничего такого не должно быть». Когда начали появляться первые звезды на ночном небе, я принялся всматриваться в темноту, и мои страшные опасения оправдались – я оказался в лесу. Деревья вокруг были сухими и безжизненными, без единого листочка на ветвях. Кошмарное ощущение того, что я нахожусь ночью в мёртвом лесу, заставило меня ускорить шаг. Руки уже изнывали от тяжелой ноши, к тому же золото почему-то постепенно начало меня обжигать. Ещё полчаса быстрой ходьбы по лесу извели меня полностью. Усталость была невыносимой.
         Я решил остановиться, сел на ближайший прогнивший пенёк (других здесь и не было). Начал снова обдумывать всё события, произошедшие за сегодня. Снова убеждал себя, что ни в чем не виноват. Продолжалось это довольно долго. В конце концов я в сердцах выкрикнул: «Боже, за что мне всё это?». Практически в то же мгновение на широкой тропинке впереди загорелся осветительный фонарь. В его лучах я заметил небольшое двухэтажное здание, стоявшее чуть правее от столба. «Неужели появилось хоть какое-то спасение?» - единственная мысль, возникшая в моей голове. Собравшись с последними силами, я двинулся вперед. Пара минут, и я уже был перед зданием.

         Выйдя на свет, я увидел то, от чего пришлось непроизвольно вскрикнул. Все мои руки покраснели и покрылись пузырями, как от сильного ожога. В панике я побросал все свои золотые самородки (но даже в этой ситуации не забыл и не оставил надежду о своём светлом будущем: побросал так, чтобы они оказались под светом, чтобы было видно издалека, и чтоб, в случае чего, можно было бы к ним вернуться). Чуть ли ни плача от прибавившихся проблем, я начал бегать кругами, пытаясь хоть как-то остудить руки и уменьшить боль. Одновременно с этим появились и первые приятные моменты: золото теперь не давило на меня, я начал ощущать себя намного комфортнее. Немного успокоившись, я обратил своё внимание на единственное здание. Вообще, это был христианский храм, да только называть храмом это старое покосившееся деревянное здание язык не поворачивался. Ну что же, храм так храм. По смыслу всё сходилось, если вспомнить после каких слов появилось это освещенное фонарём место. Похоже, Бог хотел ответить на мой случайно вырвавшийся вопрос «за что мне всё это?».
         Внутри было небольшое парадное помещение, слева и справа находились торговые лавки, впереди чуть правее был вход в основное помещение. Торговец слева (какой-то бородатый монах) предложил мне купить святую воду. На самом деле он продавал самый обычный алкоголь всех видов и марок. Я посмотрел и вежливо отказался. Торговец справа (старенький сутулый старичок) предложил мне купить что-нибудь из вечных ценностей. Он продавал старинные иконы, покрытые позолотой, ювелирные украшения и прочие красивые безделушки. На каждой из его вещей было хоть немного золота, от вида которого меня уже немного подташнивало. «Спасибо, не надо. У меня своих ценностей навалом, не знаю куда деть» - ответил я.
         Пора было заходить в главное помещение. Одна из дверных створок поддалась легко, вторая ни в какую не хотела открываться, хотя на вид её ничего не держало. Я попытался войти,.. не смог. Казалось, кроме дверей на пути была ещё и невидимая стена. Слабый сияющий свет манил вперед, приглашая войти, но внутри меня что-то яростно упиралось. В итоге, я так и стоял на одном месте. Что же, оставалось лишь смотреть через дверной проём на происходящее в большом зале.
         Время было позднее, поэтому в зале было всего два человека: священник и прихожанин. Шла какая-то обычная для них процедура: прихожанин стоял на коленях перед священником, а тот подавал ему кубок с вином, а после - небольшой тоненький кусок хлеба. Кажется, у них это называется «причащением». Наблюдая за этим, мне стало не по себе. По сути, один человек дал выпить и закусить другому человеку, а тот, ради этого, всё время стоял на коленях. Если раньше я просто не мог туда войти, то теперь уже и не хотел. «Я пришел сюда, чтобы пообщаться с Богом, а не для того, чтобы стоять на коленях перед другим человеком. Никогда больше не буду подчиняться воле других людей», - с таким мыслями я стал поспешно выбираться из здания.
         Два торговца в холле грязно ругались, споря о том, кому завтра достанется больше клиентов. Это немного смутило меня. Такого я не ожидал здесь услышать. Вспомнив про золото, я подошёл поближе к старичку. «На входе лежит огромная куча золота. Забирай её, создашь ещё немного вечных ценностей на продажу. Мне это богатство больше не нужно». Старик явно не поверил услышанному. «Ты хочешь обмануть меня? Это попытка ограбления? Я неустанно слежу за своим товаром, а ты хочешь отвлечь меня от этого? Ха-ха-ха, меня не проведёшь! И как ты себе представляешь создание новых товаров? Я никогда ничего не делал. Я продаю то, что было создано множество столетий назад. Сейчас ничего нового создать уже нельзя», - начал доказывать старик. Я же ответил: «Это глупости. Кто-то когда-то создал то, чем ты торгуешь сейчас. Почему же сейчас не сделать что-то новое? Если не можешь сам, то доверь кому-нибудь другому… Иди забирай это чертово золото, пока его на растащили случайные прохожие».
         Окончательно разочаровавшись в этом заведении, я вышел обратно на улицу. Желание пообщаться с Творцом у меня ещё не пропало, и я не нашел ничего лучше, чем помолится Богу прямо под ярким светом уличного фонаря. (Во многих фильмах, во время молитвы, на молящегося начинал падать небесный свет. Я же с самого начала встал под яркий свет, чтобы сразу ощутить себя услышанным).

         Опустившись на колени и воздев руки к небу, я начал свои причитания. В обращении к Господу я перечисляя всё то, что сам себе уже неоднократно повторял: «Я ни в чем не виноват! Я не жадный, я хотел со всеми поделиться, мне вообще ничего не нужно было кроме понимания других. Это всё он, это он!»… Тут я призадумался, всматриваясь в слепящий свет: «А кто такой «он»? Кто тот самый парень, который тоже получил злосчастное золото, который, как мне казалось, во всём виноват? До того самого момента он не учился в нашей школе. Откуда он взялся? Был ли он вообще? Неужели это был всего лишь результат моего разыгравшегося воображения? Или же это был посланник темных сил? А если даже и так, разве я не сам принял решение, разве кто-то меня насильно заставлял?» Осознание этого факта далось мне очень тяжело. Протянутые к небу руки слегка опустились, голова склонилась вниз. «Ты прав,.. я сам во всём виноват… Я неправильно распорядился твоими дарами… Я остался совершенно один по своей собственной воле… Вся ответственность за мои поступки лежит только на мне… Глупо сваливать все беды на окружающих людей, на тяжёлые внешние события, на чужие дурные примеры…» - дальше я начал произносить то, что было совершенно немыслимо для меня ещё пару минут назад – «Каюсь… Каюсь во всех своих грехах… И принимаю твоё наказание… То, что случилось со мной – ещё не достаточно для полного искупления… Преодоление трудностей на пути сделало меня сильнее, умнее и лучше… Если так и будет продолжаться, то я согласен идти по созданному тобой пути до самого конца…».
         Горечь признания немного разбавилась от потрясающей мысли: «Если всё это на моей совести, если всё зависит от моих решений, то впредь я буду делать только так, как мне хочется, так, как я считаю нужным. Никто больше не будет влиять на мои поступки. Никакие дурные примеры не смогут меня испортить. Я сам теперь творец своей судьбы». Что-то вокруг изменилось. Оглядев себя, я понял: «Я больше не маленький мальчик, пытающийся подражать старшим. Я сформировавшаяся личность, не поддающаяся влиянию извне. Теперь с одной стороны у меня есть свобода, а в противовес ей – ответственность за свои поступки».

         Свет уличного фонаря стал светить чуть ярче. Сверху начали падать маленькие сияющие разноцветные искорки. Они падали не до самой поверхности, а зависали в воздухе в метре от земли. Когда под светом фонаря их скопилось достаточно, они все вместе устремились вперед по тропинке в сторону, куда мне предстояло идти. Теперь весь мой дальнейший путь был освещён этими цветными огоньками.
         Я, наконец, привел свои чувства в порядок, встал с колен. Обернувшись назад, я увидел старика-лавочника, лежащего на земле и жадно обхватывающего руками гору золотых самородков. Он был уже весь красным, пятнами покрылось всё его тело, но он даже и не думал отходить от найденного клада хоть на шаг. «Как же хорошо, что теперь мне даже даром не нужны эти холодные, жгучие камни. Мне очень повезло, что я повзрослел. Похоже, не многим удаётся сделать это, даже в старости».
         Нужно было идти дальше. Дорога была всё так же извилиста и полна опасностей, но теперь большинство из препятствий были видны издалека благодаря свету цветных искр. С небывалым энтузиазмом я двинулся вперед. Где-то вдалеке, посреди кромешной тьмы сияло яркое светлое пятно. Это был явно не очередной придорожный фонарь, это было что-то более важное, более значительное. Оставалось лишь достигнуть этого места.



Возвращение к людям ( 24.03.2011 )

         Собрались мы со старшим племянником в поход за город. Взяли с собой большие рюкзаки, закинули туда всё что нужно для долгой дороги. Из своего небольшого города вышли в лес в восточном направлении. Зайдя в лес, резко свернули на север, а потом потихоньку смещали своё направление на запад. Одним словом, просто хотели по лесу обойти город кругом.
         Шли, шли. Постепенно обычная растительность стала сменятся какими-то нереально гигантскими папоротниками. А когда вышли из леса, оказались вообще в пустыне… Ну, то есть не пустыня, а что-то похожее на Мексику: на земле лежит ярко жёлтый песок, из зелени только высоченные кактусы и кое-где кусты мелкой травы, ветер гуляет со страшной силой, вдали видны высоченные отвесные скалы.
         Пошли по пустыне. Вдали увидели небольшой домик, направились к нему. Когда подошли вплотную, решили зайти внутрь. В доме никого не было. В единственной маленькой комнатке мебели было по минимуму, но зато всё было расставлено по хозяйски, чувствовался уют и появлялось желание остаться здесь. На всех четырех стенах было по окну, все они были плотно зашторены. На вид какой-то совсем не мексиканский домик получался. Где же это мы очутились?

         Мы вышли наружу. Вдалеке нам навстречу шёл хозяин дома. Это был мощный жилистый паренёк, бородатый и немного кудрявый. Увидел его, и понял: вот за ним мы сюда и пришли (хотя в начале думал, что в поход собирались без всякой цели, просто попутешествовать).
         Он подошёл и говорит: «А это опять Вы! Пришли навестить старого отшельника».
         Я даже не задумываясь ответил: «Нет, в этот раз мы не в гости. Мы за тобой пришли. Пойдём вместе с нами в город. Ты там нужен. Люди уже и не знают чем заняться без тебя».
         Он заулыбался (это меня немного успокоило), и спокойно ответил: «Да я знаю, и даже не собираюсь упираться, как в прошлый раз». Он зашёл в свой дом, мы за ним. Уже внутри он продолжал: «Я же здесь не совсем оторван от мира. Я следил за обстановкой». С этими словами он сдёрнул занавески со всех окон. Но, вместо ожидаемого вида на пустыню, в окнах были видны в мельчайших подробностях какие-то крупные города. Вид на города был сверху и немного сбоку. Получалось, на самом деле это были мониторы, и они показывали города с очень высоких точек, но уж точно не со спутников. При этом ощущение, что смотришь через обычное окно на улицу, всё равно оставалось.
         Паренёк сел на стул, закурил сигарету. Во всех его движениях чувствовалась радостная нервозность. «Я и сам уже вижу, что сейчас самый подходящий момент. А вы как всегда вовремя. Уже готовы?»

         Тут я начал осознавать, что не помню ни этого парня, ни этого места, и уж точно не припоминаю никакого прошлого раза. Тем более я не понимал, зачем я приглашал его в город к людям, и к чему мне собственно нужно быть готовым.
         Я всё думал, соображал, пытался вспомнить. В это время мы все втроём уже успели выйти из дома, и теперь двигались на юг к городу. Племянник, немного отстав, шёл в нескольких метрах сзади, а этот бородатый паренёк шёл очень близко на одном уровне со мной. Негромким голосом он начал обсуждать мои мысли: «Ты точно готов. Я чувствую. Не сомневайся… А то, что забыл нашу прошлую встречу – это нормально, правильно сделал, это самый лучший вариант. Ты бы долго не протянул, помня всё, что случилось». Всё это были ответы на мои мысли, которые я не озвучивал вслух. Теперь я понял, что это был не обычный человек.
         Так или иначе, ответы были получены, благодаря этому мои мысли вырвались из замкнутого круга и пошли чуть дальше: «Он умеет читать мысли, возможно умеет и что-то ещё из сверхъестественного, более опасное для окружающих. Зачем же я веду его в свой город?.. Может это злодей, и он уничтожит всех вокруг?.. А может наоборот – он святой, и от его присутствия всем станет лучше?.. Но почему-то я не чувствую в нём ни того, ни другого. Ни капли злости и ни капли доброты, вообще никаких человеческих признаков. Чувствую только две вещи: несмотря на свою внешнюю молодость, он всё же кажется мне очень старым, как минимум лет на 500 старше меня (странное ощущение); и в нём есть решительность, он точно идёт что-то изменять в нашем городе. Но что же именно?.. И в какую сторону он будет это изменять?..»
         Мой загадочный спутник смотрел далеко вперёд, там на горизонте уже виднелась граница пустыни. Не оборачиваясь на меня, он начал отвечать: «Именно ты ведёшь меня. Спасибо тебе за это. Но ты узнаешь цель моего визита только одновременно со всеми остальными жителями, не раньше. Не обижайся на это, так нужно. Главное, что ты уже сейчас готов к этому»…

24.03.2011